Дело о незаконном сбыте наркотических средств (часть 4 статьи 228.1 УК РФ). Удовлетворение жалобы адвоката, переквалификация и снижение наказания

Переквалификация по ст. 228.1 УК РФ

Дело о незаконном сбыте наркотических средств (часть 4 статьи 228.1 УК РФ).

Удовлетворение жалобы адвоката, переквалификация и снижение наказания

 

В настоящей статье описано уголовное дело о незаконном сбыте наркотических средств (ч. 4 ст. 228.1 УК РФ), в котором приговор суда первой инстанции был изменен, а действия осужденных переквалифицированы с двух эпизодов по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на один эпизод в форме покушения (ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ) со снижением наказания. Об особенностях квалификации данных преступлений пойдет речь в настоящей статье.

Фабула дела:

Защиту по данному делу я принял на стадии предварительного следствия. Ознакомившись с положенными документами, пообщавшись с подзащитным, было установлено, что последний обвиняется в незаконном сбыте наркотических средств в крупном размере в составе группы лиц по предварительному сговору, был задержан сотрудниками ДПС, в ходе осмотра автомобиля у него были изъяты расфасованные наркотические средства в крупном размере. Кроме того после доставления в отдел полиции подзащитный успел написать явку с повинной и показать еще несколько тайников-закладок, которые он сделал до того момента когда его остановили сотрудники ДПС. Подзащитный дал признательные показания и полностью признал вину.

При таких исходных данных была принята защита по данному уголовному делу.

Предъявление обвинения:

Органами следствия подзащитному было предъявлено обвинение по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, то есть действия подзащитного по первому эпизоду были квалифицированы как оконченный сбыт наркотических средств, а по второму эпизоду как покушение.

Органы следствия посчитали, что те наркотические средства, которые подзащитный успел разложить до задержания, образуют оконченный состав, а те наркотические средства, которые были изъятый в автомобиле, образуют, покушение на незаконный сбыт наркотических средств. То есть подзащитному были вменены два эпизода незаконного сбыта наркотических средств.

С таким обвинением уголовное дело было направлено для рассмотрения в суд.

Рассмотрение дела в суде и линия защиты:

Подзащитный вину в совершении инкриминируемых преступлений признавал полностью, однако я, воспользовавшись предоставленным мне правом, как защитник оспаривал юридическую квалификацию, так как считал, что действия подзащитного не могут быть квалифицированы как два отдельных эпизода, при этом первый эпизод квалифицирован как оконченный состав. Я считал, что действия подзащитного должны быть квалифицированы как единое длящееся преступление в форме покушения на сбыт наркотических средств, то есть по ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, с учетом этого просил переквалифицировать его действия.

Свою позицию я основывал на следующем:

1. Наркотическое средство было взято подзащитным и вторым подсудимым из одного тайника, из показаний подзащитного следовало, что он не знал разное или одинаковое вещество было в тайнике. Наркотическое средство подзащитный и его сообщник не расфасовывали, так как оно уже было в расфасованном виде.

2. Тайники-закладки наркотических средств были сделаны в один день, в короткий промежуток времени.

3. Адреса тайников-закладок подзащитный и его сообщник никому не сообщали, места закладок, не были оговорены с заказчиком, подсудимые сами определяли, где сделать тайник-закладку. Места закладок подзащитный выдал самостоятельно. По установленному плану места закладок подсудимые должны были сообщить после того, как были бы сделаны все закладки, чего они сделать не успели, так как были задержаны сотрудниками полиции.

В частности о том факте, что места тайников-закладок подсудимые никому не сообщали, свидетельствовал протокол осмотра сотовых телефонов подсудимых, согласно которому какие-либо файлы, указывающие на сообщение мест тайников-закладок, в осмотренных телефонах не были обнаружены.

Таким образом, в материалах уголовного дела отсутствовали доказательства, указывающие на то, что подсудимые каким-либо образом сообщили потенциальным покупателям о местах сделанных тайников-закладок, что в свою очередь исключает в их действиях наличие оконченного состава преступления.

Моя позиция формировалась на основе разъяснений данных в пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», согласно которым оконченным факт незаконного сбыта наркотических средств  может быть в том случае, когда осуществлена передача наркотического средства, в том числе непосредственно, путем сообщения о месте хранения наркотического средства приобретателю, проведения закладки в обусловленном с ним месте, введения инъекции.

Таких признаков, с которыми Верховный Суд РФ связывает наличие оконченного состава преступления, в ходе расследования уголовного дела и рассмотрения его в суде установлено не было.

Соответственно нельзя вести речь о квалификации инкриминируемых деяний как оконченных преступлений.

Отдельно следует остановиться на вопросе квалификации инкриминируемых деяний как два отдельных эпизода:

В обзоре судебной практики Верховного Суда РФ № 3 за 2017 год (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 12.07.2017), пункт № 34 указано, что по смыслу закона одновременный сбыт наркотических средств и психотропных веществ в рамках единого умысла, направленного на их реализацию в целом, образует одно преступление.

В рассматриваемом уголовном деле все тайники-закладки были сделаны в один день в короткий промежуток времени, адреса тайников-закладок не были сообщены, потенциальные покупатели не имели возможности забрать наркотическое средство, сообщить адреса тайников-закладок подсудимые должны были после того, как были бы сделаны все закладки. Исходя из изложенного, действия подсудимых охватывались единым умыслом и не были доведены до конца по независящим от них обстоятельствам, так как были пресечены сотрудниками полиции. Таким образом, квалификация действий подсудимых как два отдельных эпизода является неверной, такие действия должны быть квалифицированы как один длящийся эпизод покушения на сбыт наркотических средств, то есть по ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

Приговор суда первой инстанции:

Суд первой инстанции вынес приговор, квалифицировав действия подзащитного и его сообщника как два эпизода, первый эпизод как оконченное преступление по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, второй эпизод как покушение, то есть по ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. Таким образом, суд согласился с квалификацией предъявленной изначально стороной обвинения.

Апелляционное рассмотрение:

Не согласившись с приговором суда, мной была подана апелляционная жалоба, в которой я изложил свою позицию относительно квалификации и просил приговор суда изменить, переквалифицировать действия моего подзащитного на один эпизод в форме покушения, снизив с учетом этого назначенное наказание.

Итог рассмотрения дела:

Суд апелляционной инстанции согласился с моими доводами, которые я привел выше, апелляционная жалоба была удовлетворена, действия подзащитного были переквалифицированы на один эпизод покушения на сбыт наркотических средств в форме покушения, то есть с п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, на ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, со снижением назначенного наказания.

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович

С апелляционным определением суда можно ознакомиться здесь.

Поделиться статьей в социальных сетях
Количество просмотров статьи: 853

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *