Установление отцовства после смерти наследодателя

Установление отцовства

Установление отцовства после смерти наследодателя

 

В настоящей статье пойдет речь о посмертном установлении отцовства в целях реализации наследственных прав. Данный вопрос будет рассмотрен на примере конкретного дела из моей адвокатской практики.

Фабула дела:

Ко мне за юридической помощью обратилась женщина, которая пояснила, что является матерью несовершеннолетнего ребенка, биологический отец которого умер, однако при жизни умершего отцовство в установленном порядке оформлено не было. При этом при жизни отец признавал ребенка в качестве своего сына. Изначально моя будущая доверительница обратилась в суд в порядке особого производства с заявлением об установлении факта признания отцовства, суд первой инстанции удовлетворил её требования, однако апелляционная инстанция решение суда отменила, оставив заявление без рассмотрения, так как установление факта признания отцовства было необходимо для реализации наследственных прав несовершеннолетнего, а соответственно возник спор о праве, который должен быть разрешен в порядке искового производства.

Способ защиты права:

Учитывая, что признание отцовства необходимо, в том числе для признания наследственных прав, между несовершеннолетним в лице его законного представителя (матери) и другими наследниками возник спор о праве, который подлежит разрешению в исковом порядке путем предъявления к наследникам иска об установлении отцовства умершего по отношению к несовершеннолетнему ребенку.

Нередко в юридической практике возникает вопрос, нужно ли в данном случае предъявлять материальные требования о признании права собственности на наследуемое имущество умершего или достаточно требования об установлении отцовства?

В рассматриваемом случае было достаточно требования об установлении отцовства, так как доверительница, будучи законным представителем несовершеннолетнего, в установленный законом шести месячный срок обратилась к нотариусу, у которого было открыто наследственное дело с заявлением о принятии наследства. Нотариус принял указанное заявление, однако отказал в выдаче свидетельства о праве на наследство, так как не было представлено документов, подтверждающих родство (отцовство) умершего по отношению к претендующему на наследство несовершеннолетнему ребенку. Указанным документом и должно было стать решение суда.

Чтобы защитить интересы наследника, одновременно с подачей искового заявления об установлении отцовства было подано ходатайство о наложении обеспечительных мер в виде запрета нотариусу выдавать свидетельства о праве на наследство в той доли, которая должна причитаться несовершеннолетнему наследнику, в случае установления отцовства наследодателя. Данное ходатайство было удовлетворено, нотариус сохранил долю несовершеннолетнего, выдав другим наследникам свидетельства о праве на наследство, с учетом сохраненной доли другого потенциального наследника.

Процесс доказывания:

Процесс доказывания по подобного рода спорам значительным образом осложняется тем, что потенциальный отец ребенка умер, что в свою очередь осложняет возможность проведения судебной молекулярно-генетической экспертизы.

Однако заключение эксперта не является единственным возможным доказательством по делу об установлении отцовства, тем более что ни одно доказательство не имеет для суда заранее установленной силы. Так было и в данном деле.

Поговорив с доверительницей, было установлено, что по делу можно предоставить суду достаточно обширный объем доказательств, которые бы подтверждали факт отцовства умершего.

Так при жизни отец ребенка обращался с различными судебными исками, в тексте которых ссылался на наличие у него детей, в том числе о наличии внебрачного ребенка, указывая фамилию, имя ребенка моей доверительницы. Кроме того, отец ребенка при жизни подал заявление в Пенсионный фонд РФ о распределении его пенсионных накоплений на случай его смерти. Среди лиц, которым должны были быть перечислены пенсионные накопления на случай смерти, выступали дети умершего, среди которых он указывал своего младшего ребенка – сына доверительницы. Были также заявления умершего в различные  административные органы, в которых также фигурировал несовершеннолетний ребенок моей доверительницы как внебрачный сын умершего.

Указанные документы по моему ходатайству были запрошены судом, а именно из судов, в которые обращался умерший, были запрошены соответствующие копии материалов, в которых он указывал на ребенка доверительницы как на своего сына, были запрошены из ПФР России сведения о распределении пенсионных накоплений умершего, также были запрошены копии заявлений умершего в административные органы, в которых он указывал о наличии у него внебрачного ребенка – сына доверительницы.

Дополнительно в суде были допрошены свидетели, а также приобщены фото и видеоматериалы, на которых был запечатлен умерший, занимающийся воспитанием сына доверительницы.

Однако для укрепления позиции производство судебной молекулярно-генетической экспертизы я посчитал необходимым, тем более для этого была соответствующая возможность. Об этом по порядку.

Судебная молекулярно-генетическая экспертиза:

Как я уже указал, в данном деле имелась возможность проведения судебной молекулярно-генетической экспертизы. Данную экспертизу в отсутствии предполагаемого отца возможно провести как по сохранившемуся биологическому материалу умершего, так и путем забора материала его родственников (родителей, детей, братьев, сестер).

В рассматриваемом деле, при вскрытии умершего был сохранен биологический материал, пригодный для производства судебной молекулярно-генетической экспертизы, сведения о сохранении которого были затребованы и предоставлены суду. Кроме того, у умершего имелись родственники которые выступали ответчиками по делу. С учетом имеющихся исходных данных было заявлено ходатайство о производстве судебной молекулярно-генетической экспертизы, производство которой было поручено государственному экспертному учреждению.

Согласно полученным выводам экспертизы следовало, что умерший являлся биологическим отцом ребенка доверительницы. Экспертиза была проведена как с использованием сохранившегося биологического материала, так и путем использования биологических образцов, полученных от родственников умершего.

Итог по делу:

По результатам рассмотрения дела исковые требования доверительницы были удовлетворены. Судом было установлено отцовство умершего по отношению к сыну доверительницы, тем самым последний получил право наследования и возможность получения предусмотренных законом социальных гарантии (пенсия по потери кормильца).

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович

Поделиться статьей в социальных сетях
Количество просмотров статьи: 232

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *