Необходимая оборона или статья 112 УК РФ. Прекращение уголовного дела на стадии расследования в связи с примирением сторон как компромиссный способ защиты

Необходимая оборона или статья 112 УК РФ

Необходимая оборона или статья 112 УК РФ. Прекращение уголовного дела на стадии расследования в связи с примирением сторон как компромиссный способ защиты

 

В настоящей статье на примере конкретного дела по п. «з» ч. 2 ст. 112 УК РФ рассмотрен вопрос доказывания необходимой обороны путем использования различных способов защиты (полиграф, психолого-психиатрическая экспертиза, медико-криминалистическая (ситуационная) судебная экспертиза, адвокатские опросы и запросы). Данное дело было прекращено на стадии расследования, не поступив в суд для рассмотрения по существу. Да, прекращено оно было по нереабилитирующему основанию – в связи с примирение сторон, но данное основание было выбрано как компромиссный вариант, который устраивал доверителя. Воля доверителя для адвоката – закон.

Фабула дела:

Мой будущий доверитель (назовем его Иван) двигался на принадлежавшем ему автомобиле на работу. В пути следования его подрезал другой автомобиль, создав аварийную обстановку. Далее водитель указанного автомобиля начал вести себя на дороге агрессивно, поравнялся с автомобилем Ивана, начал кричать и требовать, чтобы он остановился, так как этот мужчина хочет с ним поговорить. На требования мужчины Иван не реагировал, и продолжал двигаться в своем ряду (на тот момент в крайнем правом).

На перекрестке Иван остановился, так как загорелся красный свет светофора. В этот момент мужчина, подрезавший Ивана, проехал вперед и перегородил путь моему доверителю своим автомобилем. Остановившись, мужчина вышел из своего автомобиля и пошел в сторону автомобиля Ивана. Доверитель сидел за рулем и не выходил из машины. Подойдя к автомобилю, мужчина открыл водительскую дверь, Иван начал вставать, попытался выйти из автомобиля, и в этот момент получил от мужчины удар рукой в область челюсти. Удар был такой силы, что после его нанесения Иван ударился затылочной частью своей головы о кузов автомобиля в районе крыши. После полученного удара восприятие Ивана было рассеянным, в глазах все потемнело, он согнулся полуприсел, облокотился на дверь машины, так как у него закружилась голова. Мужчина нанесший удар выкрикивал в адрес Ивана фразы о физической расправе.

От действий указанного мужчины Иван сильно испугался, почувствовал опасность для своей жизни и здоровья, понял, что нанесение ему ударов продолжится. Дверь его автомобиля была открытой. Иван схватил из кармана двери нож, так как он первый попался ему под руку. Нож он схватил левой рукой, хотя сам правша, удары ножом он наносить не планировал, а нож достал с целью продемонстрировать нападавшему мужчине, чтобы тот перестал наносить удары и успокоился.

Мужчина схватил Ивана двумя руками за одежду в районе грудной клетки, от этого Иван начал терять равновесие и понял,что в этот момент мужчина намеревается нанести ему очередной удар в голову. Пытаясь удержать равновесие, Иван обхватил мужчину руками со стороны плеч. Так как в его левой руке был нож, в результате обхвата мужчины сзади, он его случайно порезал. При этом сразу даже не почувствовал и не понял, что причинил порез мужчине. После этого мужчина отпустил Ивана и отбежал в сторону своего автомобиля. Далее на место происшествия прибыла скорая помощь и сотрудники полиции.

По результатам проведенной судебно-медицинской экспертизы было установлено, что мужчине в следствие пореза был причинен средний вред здоровью по признаку длительности расстройства здоровья (лечение свыше 21 дня).

По данному факту в отношении Ивана было возбуждено уголовное дело по п. «з» ч. 2 ст. 112 УК РФ – умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, с применением оружия, после чего последний приобрел статус подозреваемого.

Версия потерпевшего:

Потерпевший не был согласен с обстоятельствами произошедшего, изложенными подозреваемым. Потерпевший указывал, что, когда он подошел к автомобилю, из него вышел Иван, он начал с ним разговаривать, во время разговора потерпевший приблизился к Ивану, после чего они схватились за одежду друг друга, толкались, боролись, перемещались на местности, далее потерпевший почувствовал боль в районе спины, и в ответ нанес удар кулаком Ивану в область лица. Отойдя от Ивана, потерпевший увидел, что у него имеется порез в области шеи. Потерпевший указал, что первым он удар Ивану не наносил, нанес удар только после того как его порезал ножом Иван.

Тактика и методика защиты:

Версия № 1. В действиях Ивана присутствует необходимая оборона. Даже если действия Ивана расценивать с точки зрения превышения пределов необходимой обороны, то состав преступления в любом случае отсутствует, так как согласно абз. 3 п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 27.09.2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» — не влечет уголовную ответственность умышленное причинение посягавшему лицу средней тяжести или легкого вреда здоровью либо нанесение побоев, а также причинение любого вреда по неосторожности, если это явилось следствием действий оборонявшегося лица при отражении общественно опасного посягательства.

Соответственно действующее законодательство не предусматривает уголовной ответственности за причинение вреда здоровью средней тяжести при превышении пределов необходимой обороны.

Версия № 2. Повреждение, нанесенное мужчине, причинено Иваном по неосторожности. Данное событие произошло случайно, когда Иван пытаясь удержать равновесие обхватил мужчину в районе плеч.

Обе озвученные версии имели право на существование, и должны были быть отработаны в ходе осуществления защиты.

Для доказывания указанных версий, защитой был избрана следующая тактика:

  1. Установление индивидуально-психологических особенностей личности и физических данных.

Из показаний Ивана следовало: «что ему был нанесен удар в голову. От данного удара Иван ударился затылочной частью головы о кузов автомобиля в районе крыши. После полученного удара его восприятие было рассеянным, в глазах все потемнело, он находился в состоянии прострации».

Далее в рамках адвокатского опроса были опрошены: супруга Ивана, его бывший начальник и действующий начальник.

Супруга Ивана пояснила: «что её муж спокойный, не вспыльчивый человек, по характеру рассудителен, избегает конфликтов».

Из пояснений бывшего начальника Ивана следовало: «что Ивана он знает как доброго, отзывчивого, не конфликтного человека. В разъяренном, злостном состоянии он Ивана никогда не видел».

Из пояснений действующего начальника Ивана следовало: «что Иван очень спокойный, уравновешенный человек, ему не свойственно конфликтовать, унижать, посмеиваться над кем-либо. Иван всегда обдумывает поступки на будущее, прежде чем что-либо сделать много раз подумает о возможных последствиях, убедится в правильности своего решения».

По роду деятельности Иван являлся программистом. Согласно приобщенным к материалам дела медицинским документам, у Ивана имелось ряд хронических заболеваний, не позволяющим ему иметь крепкую физическую форму. Телосложение Ивана худощавое, боевыми видами спорта, единоборствами Иван никогда не занимался.

Путем адвокатского запроса, было установлено, что мужчина, который нанес удар Ивану, имеет военное образование. По антропометрическим данным был выше Ивана и больше по комплекции, весу, телосложению.

Благодаря установлению индивидуально-психологических особенностей личности и физических данных Ивана, сопоставив их с антропометрическими данными мужчины его ударившего, учитывая наличие у него военного образования, специальной подготовки, можно было сделать вывод, что в произошедшей ситуации Иван вряд ли мог выступить инициатором конфликта с лицом, который по физическим данным значительно сильнее, старше его.

  1. Заявление ходатайства о проведении судебной психолого-психиатрической экспертизы.

Поводом для назначения судебной психолого-психиатрической экспертизы, служат особенности поведения подозреваемого/обвиняемого при совершении инкриминируемого деяния: неожиданность поступков, появление несвойственных ранее форм поведения, а также данные о конфликтной ситуации перед произошедшим событием.

Целью экспертизы является установление у подозреваемого/обвиняемого наличия или отсутствия временного расстройства психической деятельности (компетенция психиатра-эксперта), физиологического аффекта (нормальной, но чрезвычайно сильной эмоциональной реакции) или иных эмоциональных состояний (компетенция эксперта-психолога) в момент совершения инкриминируемого деяния.

С целью установления указанных обстоятельств в отношении Ивана возникла необходимость проведения комплексной амбулаторной психолого-психиатрической экспертизы, с целью получения ответов на следующие вопросы:

  1. Находился ли Иван в момент совершения инкриминируемого ему деяния в состоянии аффекта?
  2. Какова общая психологическая характеристика Ивана (темперамент, характер, склонности, потребности)?
  3. Каковы индивидуально-психологические особенности Ивана (характерологические, эмоционально-волевые)? Оказали ли они существенное влияние на его поведение во время совершения инкриминируемого ему деяния?
  4. Находился ли Иван во время совершения инкриминируемого ему деяния в состоянии повышенной эмоциональной напряженности, вызванной психотравмирующей ситуацией?
  5. Учитывая психическое состояние Ивана его индивидуально-психологические особенности, а также обстоятельства дела, мог ли он точно соотносить свои оборонительные действия объективным требованиям ситуации?
  1. Проведение психофизиологического исследования (проверка на полиграфе), заявление ходатайства о допросе специалиста полиграфолога.

Использование полиграфа (детектора лжи) в процессе доказывания по уголовным делам вызывает большие споры. По общему правилу заключение по результатам прохождения полиграфа не принимается в качестве доказательства по уголовному делу, однако существует и противоположная практика. При этом одним из способов легализации заключения полиграфа является допрос в качестве специалиста лица, проводившее указанное исследование. В связке заключение полиграфа и допрос специалиста полиграфолога, шансы на то, что указанное заключение будет принято во внимание, возрастают. Кроме того, стоит учитывать, что даже если заключение полиграфа не будет расценено в качестве доказательства по делу, в любом случае оно несет в себе ориентирующую информацию, которая может иметь ценность при отсутствии иных доказательств.

В рассматриваемом случае использование полиграфа было вызвано тем, что показания Ивана и показания мужчины, которому были причинены повреждения, существенно отличались, при этом отсутствовали иные доказательства, при помощи которых можно было устранить имеющие противоречия.

В результате проведения психофизиологического исследования было установлено, что реакции Ивана на заданные вопросы согласуются с его ответами о событиях нанесения телесных повреждений. Таким образом, было установлено, что показания Ивана относительно обстоятельств произошедшего события являются правдивыми. Заключение психофизиологического исследования было приобщено к материалам уголовного дела.

С целью установления обстоятельств проведения психофизиологического исследования, выяснения методик, оборудования, которыми пользовался специалист, обоснованности проведенного исследования и сделанного вывода, было заявлено ходатайство о допросе лица, проводившего исследование в качестве специалиста. Кроме того было заявлено ходатайство о проведении психофизиологической экспертизы в отношении потерпевшего, с целью установления правдивости его показаний.

  1. Заявление ходатайства о проведении медико-криминалистической (ситуационной) судебной экспертизы.

В ходе расследования уголовного дела были выявлены две версии произошедшего события в части нанесения повреждений (версия подозреваемого и версия потерпевшего). Версии, изложенные подозреваемым и потерпевшим, имели противоречия в следующих моментах:

  1. Потерпевший утверждал, что первым нанес удар ему Иван, лишь после этого потерпевший ударил Ивана в область лица. Иван излагает иную последовательность, при этом указывает, что нанесение повреждений ножом было после нанесения ему удара в лицо, при этом нанесение повреждений ножом был неумышленным, а стало возможно только в результате того, что потерпевший схватил его руками в область груди и пытаясь удержать равновесие Иван схватился за плечи потерпевшего тем самым случайно порезал ему тело в районе шеи.
  2. Потерпевший утверждает, что когда они с Иваном взялись за одежду, они перемещались. Иван утверждает, что он не хватал за одежду потерпевшего и они стояли на месте.
  3. Потерпевший утверждает, что когда они взялись с Иваном за одежду, то они друг друга толкали, пытались повалить на землю. Иван указывает, что данные действия не происходили, что он не толкал, не пытался повалить на землю потерпевшего.

Учитывая, что механизм образования повреждений, имеющихся у потерпевшего, имеет существенное значение для расследования уголовного дела, принимая во внимание, что версия изложенная подозреваемым, должна быть проверена, возникла необходимость в проведении медико-криминалистической (ситуационной) судебной экспертизы, в ходе которой с участием судебного медика возможно воссоздать обстановку произошедшего события и проверить возможность причинения повреждений потерпевшему при версии, изложенной подозреваемым, а именно получить ответы на следующие вопросы:

  1. Каков механизм образования и локализация повреждений имеющихся у потерпевшего?
  2. Могли ли повреждения, имеющиеся у потерпевшего, образоваться при обстоятельствах, изложенных подозреваемым?
  3. Каков механизм образования и локализация повреждений, имеющихся у подозреваемого?
  4. Могли ли повреждения, имеющиеся у подозреваемого (ушиб мягких тканей лица слева в проекции скульной кости и ушиб мягких тканей затылочной части головы), образоваться при обстоятельствах, изложенных подозреваемым?

Итог по делу:

Благодаря заявленным ходатайствам и установленным на их основе обстоятельствах, можно было сделать вывод, о том, что показания Ивана относительно произошедшего события являются правдивыми. Расследование настоящего уголовного дела затянулось на достаточно долгое время, в итоге Иван и потерпевший примирились, а дознанием уголовное дело было прекращено на досудебной стадии в связи с примирением сторон, что в практике встречается довольно редко, думаю активная защита этому поспособствовала. В данном случае такое решение Ивана представляло собой компромиссный вариант разрешения дела, так как в силу объективных причин, Ивану необходимо было скорее разрешить данное дело, а ждать истины можно было очень долго. Желание клиента – закон.

Так закончилось данное дело, быть может защита не достигла в полном объеме того, чего хотела, но средства доказывания, использованные в настоящем деле, могут быть полезны при доказывании необходимой обороны, при аналогичных обстоятельствах, что уже было опробовано и в других делах. Но это уже другие истории.

О другом деле, связанном с необходимой обороной можно почитать в статье: «Причинение вреда здоровью в состоянии необходимой обороны – в возбуждении уголовного дела отказано».

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович.

Поделиться статьей в социальных сетях
Количество просмотров статьи: 2 931

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *