Необходимая оборона. Как доказать невиновность? Прекращение уголовного дела по части 2 статьи 111 УК РФ

Необходимая оборона. Как доказать невиновность?

Необходимая оборона. Как доказать невиновность? Прекращение уголовного дела по части 2 статьи 111 УК РФ


Дела, связанные с необходимой обороной, представляют собой категорию наиболее сложных и одновременно интересных уголовных дел. Как доказать что человек действовал в состоянии необходимой обороны и поэтому не виноват в причинении вреда? На практике это сделать очень сложно, ведь по таким делам, как правило, существует недостаток объективных доказательств невиновности. Об одном из таких дел пойдет речь в настоящей статье, результатом защиты по которому стало прекращение уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления.

Фабула дела:

В отношении моего подзащитного было возбуждено уголовное дело по пункту «з» части 2 статьи 111 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью, с применением предмета, используемого в качестве оружия). Защиту по рассматриваемому уголовному делу я принял буквально с самого начала как произошли нижеописанные события, что во многом предопределило его благоприятный исход. Прибыв в следственный отдел, где находился мой подзащитный, последний поведал мне следующее.

Подзащитный мужчина преклонного возраста, работал охранником. Для удобства восприятия назовем его Иван Фёдорович (имена и фамилии по тексту статьи в целях сохранения личных данных изменены). Накануне днем он заступил на очередное суточное дежурство по охране помещения бывшего техникума, а ныне, по сути, заброшенного здания. Ему позвонил его давний знакомый, такой же пожилой мужчина, с которым они ранее общались относительно возможности звонившего трудоустроится в фирму, где работал Иван Фёдорович. Назовем знакомого моего подзащитного Семён Петрович. Пообщавшись по телефону, они договорились что Семён Петрович придет к Ивану Фёдоровичу на работу, где они и обсудят возможное трудоустройство.

В вечернее время Семён Петрович пришел на работу к Ивану Фёдоровичу, они пообщались. В процессе разговора мой подзащитный понял, что его знакомый, наверное, хочет выпить алкоголя, о чем его и спросил. Знакомый не отказался и мой подзащитный сходил в магазин, купил одну бутылку водки и закуску. После этого они сели покушать, немного выпили. Так как мой подзащитный был на работе, он испугался много пить и выпивал в основном Семён Петрович. Допив бутылку водки, Семён Петрович захотел выпить еще, на что мой подзащитный дал ему денег и отправил за второй бутылкой. Вернувшись они немного посидели за столом, после чего Семён Петрович решил пойти домой, встал со стула,однако мой подзащитный увидел, что Семён Петрович сильно пьян, ввиду чего предложил ему остаться и немного поспать.

Семён Петрович согласился, лег на диван и проспал около 1,5 часов. Все это время мой подзащитный смотрел телевизор, сидя на стуле. Когда Семён Петрович проснулся, мой подзащитный предложил ему покушать и погрел еду. Семён Петрович сел за стол, а мой подзащитный прилег на диван не снимая обувь.

Далее показания моего подзащитного, который имел на момент допроса статус подозреваемого и показания потерпевшего расходятся.

Из показаний подозреваемого следовало:

«…Я лег на диван, вытянул ноги. В таком положении я находился около 3-4 минут. Что в этот момент делал Семён – я не видел, но полагал, что он кушает. Также я не видел, пил ли он в этот момент оставшуюся водку. Находясь на диване в ранее указанном положении, я слышал, что Семён поел, встал. Я, не открывая глаза, спросил его поел ли он. Последний ответил, что поел. В этот момент я открыл глаза и увидел перед своим лицом руки Семёна, которые направлялись в сторону моей шеи. Машинально я сориентировался, сумел подставить свои две руки, прикрыв ими шею, после чего руки Семёна прикоснулись к моей шее.

Семён обеими руками стал давить мне на шею, душить меня. Я чувствовал удушение и угрозу для своей жизни. Осуществляя указанные действия, Семён совершал все молча, в мой адрес не высказывался. В этот момент положение Семёна было таковым, что он склонялся надо мной. Я чувствовал, что Семён налегает на меня всем корпусом, так как было сильное давление. В этот момент мне удалось вытащить из-под его хватки свою правую руку, при этом левой рукой я продолжал прикрывать горло, но при этом давление на мою шею через кисть руки, которой я прикрывал, не ослабевало. В стороны я голову повернуть не мог, говорить также не мог. Я рукой нащупал на тумбочке (расстояние от тумбочки до дивана около 15-20 см.) бутылку, которую схватил правой рукой и нанес по голове Семёна один удар, бутылка разбилась, в руках у меня осталось «горлышко», которое я тут же выбросил.

Хочу пояснить, что конкретную область головы, куда я нанес ему удар, я не видел. При этом я не почувствовал, чтобы хватка Семёна ослабла. В данный момент мне не хватало воздуха, однако Семёну мешала моя рука, он не мог ее «продавить». Я понял, что Семён не собирается меня отпускать, и стал наощупь искать еще что-нибудь на тумбочке. На тумбочке рукой я ничего не нашел, опустил руку ниже и нащупал молоток, который ранее туда помещал.

Я взял молоток правой рукой, не замахиваясь нанес по голове Семёна не менее 3-4 ударов, пока его хватка не ослабла. При этом я не могу пояснить, в какую область головы я наносил ему удары. В этот момент мне удалось «подтянуть» к телу левую ногу, которой я толкнул последнего в область живота с целью убрать его от себя. Я делал это, чтобы просто отстранить Семёна от себя, ногой я его не бил. Последний упал, как он упал – я не видел, когда я сумел подняться, то увидел, что тот лежит полубоком (лежал на правой стороне, при этом левое предплечье у него было приподнято). В процессе нанесения ударов Семёну и после того, как я его оттолкнул, я находился в положении лежа на спине, на диване…». После произошедших событий мой подзащитный самостоятельно вызвал скорую и полицию.

Из показаний потерпевшего следовало:

«…Я был сильно пьян. Что происходило далее – не помню. У меня «провалы» в памяти. Потом помню, что мне Иван нанес удар бутылкой из-под водки по голове. От удара я испытал физическую боль. Удар был по теменной области головы. От удара бутылка не разбилась, когда Иван нанес мне удар бутылкой, я сидел, даже полусидя был, на диване. В это время где был Иван я не знаю. Бутылка до удара находилась на тумбочке. Я не помню, как вел себя и что говорил Ивану на его действия. Буквально через несколько секунд последовал второй удар в ту же область головы я испытал физическую боль. Бутылка разбилась и мне показалось, что из нее потекли остатки водки.

Я стал правой рукой прикрывать голову… Во время второго удара бутылкой я не помню, где находился, также не помню, где находился Иван. Практически следом последовал удар молотком. Я увидел, как Иван заносит руку и в ней увидел рукоятку молотка… Первый удар молотком был вскользь слева в область виска. От данного удара я испытал физическую боль. Сознание от ударов бутылкой и первого удара молотком я не терял… Я стал закрывать голову руками и получил удар молотком по запястью правой руки.

Затем после всех ударов я упал на пол. Я помню, что Иван пинал меня в область груди, я испытал физическую боль… Хочу пояснить, что, анализируя и вспоминая все события, был момент, когда я хватал Ивана за шею… У меня на шее также есть следы – гематома, синяк по центру шеи. Помню, что Иван хватал меня за шею. Так же на запястье правой руки у меня имеется синяк, на животе тоже синяк. При каких обстоятельствах и как были получены мной данные повреждения я не помню…».

Линия защиты:

С такими исходными данными была принята защита.

Находясь в коридоре отдела полиции, до первого допроса, я заметил, что мой подзащитный говорит охрипшим голосом. Я поинтересовался у него, почему он так говорит? На что мой подзащитный пояснил, что он не болеет, а голос у него пропал, так как Семён его душил, и видимо поэтому пропал голос. Хороший задел для защиты, подумал я.

Далее осмотрев подзащитного, я увидел, что на одежде в районе груди имелось пятно бурого цвета, также было пятно на правой штанине. Но у подзащитного крови не было. На мой взгляд, это был второй козырь для защиты. Забегая вперед, скажу что по моему мнению этот козырь был ключевым, который позволил в итоге доказать правоту моего подзащитного в совокупности с другими доказательствами.

В ходе первого допроса в качестве подозреваемого, я походатайствовал чтобы следователь зафиксировал в протоколе, что подзащитный говорит охрипшим голосом. Далее я заявил ходатайство о проведении незамедлительного медицинского освидетельствования подзащитного в целях фиксации факта охрипшего голоса и возможных следов удушения.

По поводу одежды было заявлено ходатайство о выемке данной одежды с целью производства в дальнейшем биологической и трассологической экспертизы.

Также было заявлено ходатайство о проведении повторного осмотра места происшествия с участием защитника и подозреваемого. В подобных таких делах полноценно проведенный осмотр места происшествия имеет большое значение.

Ходатайства следователем были удовлетворены.

Освидетельствование:

В ходе медицинского освидетельствования было установлено, что у моего подзащитного имеется ушиб мягких тканей шеи в виде отека.

Осмотр места происшествия:

В результате дополнительного осмотра места происшествия, мой подзащитный детально показал, как происходили описанные им события. Важное значение, для дальнейшей оценки его показаний, имело то, что события он изложил последовательно на первых этапах производства по делу. Показания полностью согласовывались с действиями, которые подзащитный воспроизвел в ходе осмотра места происшествия.

На первоначальные следственные действия ушло более 12 часов, но благодаря собранной доказательственной базе, был сделан задел для дальнейшего выстраивания эффективной линии защиты.

По делу были назначены судебно-медицинские экспертизы как потерпевшему, так и подозреваемому. Были поставлены, в том числе, вопросы о которых ходатайствовала защита.

К слову, в описываемом деле были удовлетворены все ходатайства защиты, а их было без малого 20 штук. Описывать все ходатайства защиты, полагаю, нецелесообразным, так как текст статьи получится объемным, перейду к наиболее интересным моментам защиты. Кого интересуют вопросы относительно защиты по делам о необходимой обороне, их можно задать через форму комментариев.

Очная ставка:

Проведенная очная ставка, хоть и не принесла большого эффекта, но являлась неплохим заделом для производства следственного эксперимента, о котором ходатайствовала защита. Следует отметить, что в ходе очной ставки потерпевший все время путался относительно его взаимного расположения с подозреваемым в момент нанесения ударов, что и нужно было защите. Учитывая, что в показаниях подозреваемого и потерпевшего были существенные разногласия в части их взаимного расположения, было решено походатайствовать о проведении следственного эксперимента на месте происшествия, чтобы каждый из участников мог показать как происходили события.

Следственный эксперимент:

В ходе следственного эксперимента мой подзащитный показал, как он располагался в момент нанесения ударов потерпевшему, что согласовывалось с ранее данными показаниями. Если кратко, то мой подзащитный был снизу, а потерпевший сверху его душил.

Потерпевший в свою очередь указал, что не был сверху, а наоборот они с подозреваемым сначала сидели рядом на диване, мой подзащитный начал душить потерпевшего, потом встал и начал наносить удары бутылкой и молотком, при этом подозреваемый находился выше него, так как потерпевший сидел на диване.

Это и нужно было защите. Такой следственный эксперимент позволил защите заявить следующее ходатайство о производстве судебной трассологичекой экспертизы.

Трассологическая экспертиза определения механизма образования следов крови:

В показаниях подозреваемого и потерпевшего имелись существенные разногласия по их взаимному расположению в момент нанесения повреждений. Устранить указанные противоречия возможно при помощи производства судебной-трасологической экспертизы механизма образования следов крови.

Как было указано выше, непосредственно после произошедшего события следователем была изъята одежда подзащитного, а именно брюки и куртка со следами бурого цвета. Судебной биологической экспертизой было установлено, что указанное вещество бурого цвета является кровью с генетическим профилем потерпевшего. Следы бурого цвета расположены в верхней части одежды (куртки) и в нижней части брюк.

Следы бурого цвета в верхней части куртки подозреваемого, по мнению защиты, не могли образоваться при обстоятельствах, указываемых потерпевшим, так как последний указывает, что он во время нанесения ему ударов сидел на диване, а подозреваемый стоял. Соответственно подозреваемый находился выше, чем потерпевший, и кровь при таких обстоятельствах не могла образоваться в верхней части куртки подозреваемого, тем более учитывая, что кровь образована не виде брызг (капель), а виде пятна значительного размера.

В свою очередь при обстоятельствах, указываемых подозреваемым, указанные следы крови могли образоваться, так как последний в момент нанесения ударов находился под потерпевшим, соответственно кровь из ран головы потерпевшего как раз могла упасть на верхнюю часть куртки подозреваемого.

Касательно следов крови на брюках подозреваемого, указанные следы также могли образоваться при обстоятельствах, указываемых последним, а именно в тот момент, когда подозреваемый оттолкнул потерпевшего от себя ногой.

Заключение эксперта было следующим: следы крови на одежде подозреваемого образованы от истечения большой массы крови в результате падения под действием силы тяжести. Потерпевший после получения повреждений в течение некоторого срока находился над курткой подозреваемого. То есть, результаты экспертизы подтверждали правоту показаний подозреваемого, что он находился под потерпевшим. Соответственно показания потерпевшего были поставлены под сомнение.

Судебно-медицинская экспертиза подозреваемого:

По результатам судебно-медицинской экспертизы подозреваемого было установлено, что у последнего имелось телесное повреждение в виде ушиба мягких тканей шеи справа в виде отека, который образовался от воздействия твердым тупым предметом с силой достаточной для его причинения. Не исключена возможность образования указанного телесного повреждения при обстоятельствах, указанных подозреваемым.

Судебно-медицинская экспертиза потерпевшего:

Данной экспертизой было установлено, что у потерпевшего имелись повреждения на голове и кровоподтек на животе. Не исключена возможность образования кровоподтека на животе при обстоятельствах, указанных подозреваемым, а именно в результате того, что он, лежа на спине, оттолкнул потерпевшего ногой, упершись ему в живот.

Единая картина произошедшего:

Из указанной совокупности доказательств, следовало, что показания подозреваемого являются логичными, последовательными и отражают объективную картину произошедшего. Следственным экспериментом, трассологической экспертизой механизма образования следов крови, а также судебно-медицинскими экспертизами было установлено, что действительно мой подзащитный находился снизу и подвергся нападению со стороны потерпевшего, представляющего угрозу его жизни и здоровью. Защищаясь от указанного нападения, то есть, действуя в состоянии необходимой обороны, подзащитный нанес вред здоровью потерпевшего.

Итог по делу:

Уголовное дело и уголовное преследование в отношении подзащитного по статье 111 УК РФ было прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, так как последний действовал в состоянии необходимой обороны. За подзащитным было признано право на реабилитацию.

Так при изначальном недостатке доказательств, указывающих на правоту подозреваемого, защите удалось доказать его невиновность.

Автор статьи адвокат Спиридонов Михаил Владимирович

С постановлением о прекращении уголовного дела можно ознакомиться по ссылке.
Для того чтобы не пропустить новые статьи об адвокатской практике, а также быть в курсе юридических вопросов, можно подписаться на группу адвоката в социальной сети «ВКонтакте».
Группа ВК посвященная вопросам необходимой обороны и неумышленных преступлений (подписаться).
Поделиться статьей в социальных сетях
Количество просмотров статьи: 483

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *