Резонансное дело о возмещении вреда причиненного здоровью. Часть 1 – Прокуратура передумала

Возмещение вреда здоровью-1

 Резонансное дело о возмещении вреда, причиненного здоровью.

Часть 1 – Прокуратура передумала

 

Уважаемые читатели, данной статьей я хочу открыть цикл публикаций, посвященных одному делу, которое получило широкий общественный резонанс. Это дело о возмещении вреда, причиненного здоровью пассажиру маршрутного автобуса.

Дело разворачивалось следующим образом. Осенью 2012 года моя будущая доверительница возвращалась домой с работы. Ехала она на общественном транспорте, как делают многие из нас. Выходя на остановке из автобуса, моя доверительница, в результате пренебрежения правилами дорожного движения со стороны водителя, была зажата дверьми и выпала на проезжую часть. В результате произошедшего события ей был причинен тяжкий вред здоровью, и на всю оставшуюся жизнь она получила увечье.

Несколько лет решался вопрос о возбуждении в отношении водителя автобуса уголовного дела, которое в итоге было возбуждено по части 1 статьи 264 Уголовного кодекса РФ и прекращено в 2015 году вследствие издания акта об амнистии.

Не добившись справедливости в уголовном процессе, моя доверительница изъявила желание возместить понесенные ею расходы на лечение, санаторно-курортные путевки, утраченный заработок вследствие полученного увечья и компенсировать моральный вред. Согласитесь, ведь в соответствии с законом (статьями 1064, 1079, 1085, 1100 Гражданского кодекса РФ) и согласно здравому смыслу это – её законное право.

В рамках страхового возмещения по ОСАГО доверительница получила 160 000 рублей, оставшаяся сумма подлежала возмещению лицом, причинившим вред. Так как водитель автобуса на момент причинения вреда являлся работником пассажирского транспортного предприятия и выполнял на момент причинения вреда служебные обязанности, то лицом, ответственным за возмещение вреда, являлось указанное предприятие.

Изначально мы с доверительницей обратились к будущему ответчику – пассажирскому транспортному предприятию с досудебной претензией, в которой просили возместить причиненный вред. Что Вы думаете нам предложили на эту претензию? В ответ нам предложили 50 000 рублей, и это за тяжкий вред здоровью, с травмой на всю оставшуюся жизнь.

Разумеется, такой подход к делу не устроил мою доверительницу, так как по сути являлся прямым оскорблением. На возмущение моей доверительницы представители будущего ответчика сказали: «В суде Вы получите еще меньше, так что подумайте».

На следующий день после произошедшей встречи был подан иск одновременно с ходатайством о наложении ареста на счета предприятия. Ходатайство было удовлетворено, на счета ответчика наложен арест.

Гражданский процессуальный кодекс РФ построен таким образом, что обязывает по искам о возмещении вреда здоровью привлечь к участию в деле прокурора. Процессуальный кодекс это обязывает сделать! Нам с доверительницей в деле прокурор не нужен был, думаю, мы бы и без его «помощи» справились в деле.

Однако государство думает о потерпевших, по этой причине прокурор нужен в деле о возмещении вреда здоровью прежде всего для того, чтобы были эффективно защищены права пострадавшего лица.

Рассматриваемое дело не явилось исключением, к участию в нем был привлечен прокурор.

При рассмотрении дела прокурор указывал, что поданный иск подлежит удовлетворению, сделав небольшую ремарку, что сумма около 20 000 рублей, понесенная на приобретение лекарств, необходимость в приобретении которых не подтверждена судебно-медицинской экспертизой, удовлетворению не подлежит (примечание: суд в указанной части в иске отказал). Все остальные суммы, по мнению прокурора, подлежали удовлетворению.

В августе 2016 года Октябрьским районным судом г. Новосибирска было вынесено решение, согласно которому в пользу моей доверительницы была взыскана сумма возмещения имущественного вреда, возникшего вследствие причинения вреда здоровью в размере 549 024 рубля 38 копеек, компенсация морального вреда в сумме 400 000 рублей, судебные расходы 46 600 рублей, штраф за отказ в добровольном порядке удовлетворить требования потребителя в сумме 474 512 рублей 19 копеек, утраченный заработок в размере 6 101 рубль 08 копеек ежемесячно, начиная с 01.08.2016 с дальнейшей индексацией.

Если подсчитать общую сумму удовлетворенных требований, то получается, что в пользу доверительницы единовременно была взыскана сумма – 1 470 136 рублей 57 копеек, плюс 6 101 рубль 08 копеек в качестве ежемесячной выплаты.

Взысканная сумма была явно больше тех 50 000 рублей, которые предлагал ответчик.

Что же происходит дальше? А дальше прокуратура передумала!

В сентябре 2016 года от имени прокурора поступает апелляционное представление, в котором прокурор просит вынесенное решение отменит. Получается, по мнению прокуратуры доверительница ни на что права то и не имеет. Получается как у классика: «Тварь ли я дрожащая или право имею…».

Возникает резонный вопрос, почему в ходе рассмотрения дела представитель прокуратуры указывал, что требования обоснованные, подлежат удовлетворению, а после вынесения решения суда с достаточно большой суммой, подлежащей взысканию, прокуратура вдруг резко меняет своё мнение?

Внимательно проанализировав апелляционное представление, я пришел к выводу, что прокурор полностью игнорирует базовые положения, закрепленные в статьях 1064, 1079, 1085 Гражданского кодекса РФ.

Прокурор указывает, что доверительница не доказала, что лечение могла получить бесплатно. Но в ходе судебного разбирательства судья спросила у представителя ответчика: «Вы оспариваете, что истец не могла бесплатно получить пройденное ею лечение, медикаменты?». На что представитель ответчика пояснил, что не оспаривает данное обстоятельство.

Ответчик не оспаривал, а прокурор, поставленный государством в подобного рода дела для защиты прав незащищенных слоев населения, решил оспаривать, несмотря на то, что при судебном рассмотрении представитель прокуратуры не оспаривал данный факт.

Немного сделаю правовое отступление, чтобы непосвященному читателю было понятно, почему указанное обстоятельство настолько вызывает возмущение.

Согласно части 2 статьи 68 Гражданского процессуального кодекса РФ признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств.

Таким образом, данное обстоятельство не оспаривалось ответчиком, а соответственно истец был освобожден от необходимости дальнейшего доказывания указанных обстоятельств. Как следствие довод прокурора в данной части противоречит положениям, закрепленным в законе.

Далее прокурор указывает, что, раз доверительница на момент причинения травмы официально была трудоустроена, то компенсация утраченного заработка ей не положена, так как больничный ей оплачивался из фонда социального страхования. Данный вывод вновь противоречит закону. Согласно пункту 2 статьи 1085 Гражданского кодекса РФ при определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда (не засчитываются в счет возмещения вреда). В счет возмещения вреда не засчитывается также заработок (доход), получаемый потерпевшим после повреждения здоровья.

Прокуратура игнорирует указанные базовые положения Гражданского кодекса РФ, при этом при рассмотрении дела представитель прокуратуры в указанной части никаких претензий и возражений не выдвигал.

Дальше становится еще интересней, прокурор указывает, что взысканный размер компенсации морального вреда нарушает принципы разумности и справедливости. Выходит, что 400 000 рублей за травму на всю оставшуюся жизнь, когда потерпевшая не могла передвигаться, и вынуждена поддерживать постоянную терапию, чтобы ходить, это много и несправедливо. А то, что никто не понес наказания за причиненную травму, то, что уголовное дело по надуманным причинам не возбуждалось на протяжении практически двух лет, а потом ушло в небытие вследствие издания акта об амнистии – это справедливо.

Вопросов по такому неожиданному апелляционному представлению прокурора возникает много.

В заключении я хочу отметить, что не ставлю под сомнение право прокурора как лица, участвующего в деле, обжаловать решение суда, но все-таки считаю, что орган, поставленный государством для защиты прав и законных интересов граждан применительно к рассматриваемому спору, не должен менять свое мнение, ранее высказанное по делу и утверждать, что лицо, получившее увечье на всю оставшуюся жизнь, ни на что права то и не имеет.

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович.

Представляю Вашему вниманию ряд видеосюжетов снятых по данному делу СМИ.

Программа «Вести-Новосибирск». Интервью адвоката Спиридонова М.В.

Программа «Прецедент». Интервью адвоката Спиридонова М.В.

Благодарю за внимание!

Поделиться статьей в социальных сетях
Количество просмотров статьи: 2 473

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *