Заочная защита или как прекратить уголовное дело не выходя из дома

Заочная защита или как прекратить уголовное дело не выходя из дома

Заочная защита или как прекратить уголовное дело не выходя из дома

 

Мир меняется, развиваются технологии, появляются новые формы общения, получения информации. Не стоит на месте и наша профессиональная сфера – оказание юридической помощи. В данной статье я хочу рассказать об одном необычном уголовном деле со счастливым концом, точнее необычным является не дело, а организация защиты по нему.

На одном из юридических форумов ко мне обратился мужчина, назовем его Николай, который пояснил, что живет он в небольшом провинциальном городе и работает водителем в государственной организации. Как пояснил Николай, в организации была проведена проверка, в результате которой было установлено, что закрепленный за ним автомобиль оборудован устройством корректировки одометра (прибор определяющий пробег автомобиля), после чего руководством было подано заявление в полицию по факту хищения вверенного Николаю топлива, и в отношении последнего возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 159 Уголовного кодекса РФ.

Фабула постановления о возбуждении уголовного дела звучала примерно так: в период времени с 01.01.2010 года по 01.01.2015 года, более точное время не установлено, гражданин N путем обмана, использовав устройство, позволяющее корректировать показания одометра, похитил топливо со служебного автомобиля принадлежащего — X, причинив материальный ущерб на общую сумму — Y.

Николай пояснил, что живет он далеко, город у них небольшой, зарплата не велика, и нанять адвоката по соглашению он просто не в состоянии, а предоставленная защита со стороны государства его явно не устраивала.

Дело мне показалось очень интересным, однако производство по нему проводилось очень далеко от моего местонахождения, и в силу ряда объективных причин я не мог вступить в данное дело в качестве защитника. Однако Николай попросил меня помочь ему разобраться в данном деле, то есть удаленно, путем переписки, дачи советов и т.п. Я согласился, и мы начали вести общение.

Линия защиты.

Организация защиты строилась примерно так: Николай знакомился со всеми документами, и рассказывал мне, что ему стало известно, я, в свою очередь, анализировал полученную информацию, определял юридически значимые обстоятельства по делу, направлял ход защиты.

Первоначально я обратил внимание на следующее:

  1. Чем подтверждается, что прибор установил именно Николай.
  2. Кто, согласно приказу руководителя организации, является ответственным за технический контроль транспортного средства, допрошено ли данное лицо, что оно поясняет.
  3. Кто осуществлял проверку транспортного средства и выдавал разрешение на выпуск его из гаража. Допрошено ли данное лицо, что оно поясняет.
  4. Была ли проведена техническая экспертиза, если да, то что ей было установлено.
  5. Позволяет ли техническое устройство автомобиля слить из него бензин, не прибегая к долговременным и сложным техническим воздействиям.

Для эффективной защиты нужно было определить, какие доказательства будут ключевыми в данном деле. Такими доказательствами, по моему мнению, должны были стать:

— техническая экспертиза;

— иные доказательства, которые могли бы подтвердить либо опровергнуть, что именно Николай установил указанный прибор, сливал топливо, использовал слитое топливо в корыстных целях (продавал, использовал для личного пользования и т.п.).

Определив ключевые доказательства, Николаю было рекомендовано заявить дознавателю следующие ходатайства:

1. Ходатайство о вызове и допросе начальника отдела ответственного за технический контроль автомобиля, чтобы дознаватель выяснил у последнего, кто имеет (имел) доступ к автомобилю в указанный в постановлении о возбуждении уголовного дела период времени, эксплуатировался ли автомобиль в указанный период кем-либо еще кроме самого Николая, кем проводился технический осмотр автомобиля. Как и кем было установлено устройство корректирующее пробег автомобиля и т.п.

2. Поставить на разрешение эксперта-техника, проводящего экспертизу прибора корректировки пробега следующие вопросы:

— Каким способом и каким заводом изготовлен прибор для корректировки пробега автомобиля?

— Каким способом установлен прибор для корректировки пробега на автомобиль?

— Какие технические воздействия необходимо проделать с автомобилем, чтобы установить прибор? Какие необходимы для этого условия и инструменты?

— Возможно ли точно установить дату установки прибора на автомобиль? (Если нет, то как можно исключить вероятность того, что прибор установил именно Николай).

— Каков принцип работы прибора?

— Какие факторы могут повлиять на работу прибора (применение электрооборудования, разрыв электроцепи на автомобиле, и т.п.).

3. Заявить ходатайство о производстве технической экспертизы автомобиля с постановкой следующих вопросов:

— Каков реальный пробег автомобиля?

— Какой нормативный расход топлива установлен заводом изготовителем (в городском цикле, на трассе, в смешанном цикле, в зимний и летний периоды)?

— Имеются ли (имелись ли) в автомобиле неисправности, которые влияют на перерасход топлива? (за весь период вменяемого хищения установить при помощи осмотра автомобиля и имеющихся документов технического обслуживания). Для чего был поставлен данный вопрос, так как если нельзя установить данное обстоятельство, то как можно говорить о том, что расходовалось топливо в меньшем размере чем выдавали Николаю. Может прибор то и был, но и автомобиль поглощал бензин «ведрами», тут уж, извините, никакой прибор не поможет, если автомобиль «проглот».

4. Далее была выдвинута версия о списании автомобиля. Ведь наверняка в каждом предприятии по прошествии N-го периода времени или пробега, автомобили списываются и реализуются по остаточной цене. Может быть, руководство таким образом поскорее хотело списать и продать автомобиль? Данную версию было предложено заявить отдельным письменным ходатайством, пусть дознание проверяет, сколько автомобилей было продано за последние 5 лет по списанию, ведь нужно провести полное и всестороннее расследование.

Окончание расследования дела.

К сожалению, дознаватель не внял указанных доводов и быстренько закончил расследование уголовного дела, ознакомив Николая с его материалами. Каково же было удивление последнего, когда он увидел, чем доказывается якобы его вина. Это были показания начальника транспортного цеха, который пояснял, что сам Николай пришел к нему, показал снятую приборную панель автомобиля и пояснил, что с ней что-то не так, надо бы её проверить, может показания одометра грешат. Далее показания заместителя начальника транспортного цеха, который пояснял, что сам Николай ему рассказывал, что установил какой-то прибор изменяющий пробег. Также были показания двух лиц, один из которых видел, как у стоящего в гараже автомобиля Николая стрелка спидометра показывала 200 км/час, а другой свидетель слышал, как Николай утром ругался в гараже, что забыл выключить на ночь подмотку автомобиля.

Николай пояснил, что не особо поражен такими показаниями, так как его уже давно пытаются вынудить уволится с организации, и что такие показания – это способ его устранения.

Но было кое-что действительно интересное в материалах дела, было установлено, что во вменяемый период времени Николай находился более семи месяцев на больничном, и в этот период на автомобиле ездил другой водитель, согласно его показаниям именно он то и обнаружил, что в автомобиле что-то не так (увидел какой-то тумблер лишний), и, в итоге, благодаря его внимательности и был обнаружен прибор. Данный свидетель пояснял, что он сразу не сказал об этом, сам прибором не пользовался, а потом решил поделиться информацией о необычной находке с руководством.

Также интерес представляла техническая экспертиза прибора корректировки пробега автомобиля, экспертиза смогла установить, что имеется лишь наличие устройства корректировки показаний общего пробега, и зафиксированной разницы в показаниях одометра и электронного блока управления. Разница составила 50 тысяч километров, именно сумму стоимости бензина на указанную разницу и вменяли Николаю. При этом экспертиза не смогла установить причины возникшей разницы, был ли это результат действий прибора, либо вызвано иными причинами, и в автомобиле присутствовал банальный перерасход топлива.

Кроме того, было установлено, что в гараже стоит несколько автомобилей, любой водитель гаража имеет к ним доступ, автомобили не закрываются, ключ от последних остается в замке зажигания. И главное, ранее никогда не проводилась сверка показаний одометра и электронного блока управления автомобиля.

Как говорится: баба с возу – кобыле легче. Дело ушло в прокуратуру.

Но не тут-то было, законность превыше всего, и дело попало на дополнительное расследование.

Дополнительное расследование.

Как указывалось выше, в материалах уголовного дела имелись сомнения и противоречия, которые дознание либо должно было устранить, либо растрактовать в пользу обвиняемого.

К таким сомнениям и противоречиям относилось следующее:

  1. Не доказано, что именно Николай установил этот прибор, а не иное лицо, имеющее свободный доступ к автомобилю. Да, какие-то свидетели что-то слышали и видели, но никто не видел, чтобы Николай сам устанавливал прибор и сливал топливо. Не установлены способы слива топлива, и сама техническая возможность осуществить такое действие.
  2. Выводы экспертизы не позволяют установить ни точной даты установки прибора, ни причин повышенного расхода топлива, ни причин изменений показаний одометра по сравнению с показаниями электронного блока управления (далее – ЭБУ). Ранее никакие измерения показаний одометра и ЭБУ не проводились.
  3. Дознанием не выяснено, почему указанные свидетели якобы что-то подозрительное видели, но стали говорить об этом только после того, как прибор обнаружил другой водитель.
  4. Дознанием не было точно установлено, с какого периода времени по отчетным документам организации машина стала больше расходовать топлива.
  5. Ущерб, вменяемый дознанием, был посчитан некорректно, были взяты средние расходы топлива за указанный период и умножены на среднюю стоимость бензина. Итоговый расчет ущерба был определен с учетом разницы в 50 тысяч километров между показаниями одометра автомобиля и показаниями ЭБУ. Якобы на эту разницу Николай и похитил топливо. При этом не было определено, возможны ли погрешности (отклонения) относительно записи общего пробега в ЭБУ и показаниями одометра, соответственно, невозможно подсчитать ущерб, и вообще утверждать о факте хищения.

Дознавателя такой ход вещей явно не устраивал, и он начал уговаривать Николая согласиться на применение амнистии, но при этом, как утверждал дознаватель, обязательно нужно признать вину, хотя бы частично.

Я пояснил Николаю, что, по всей видимости, дознание видит бесперспективность данного дела и хочет выйти с наименьшими потерями из боя. Я сказал, что решать, конечно, самому Николаю, хочет ли он прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию или нет, при этом я пояснил, что закон не требует признания вины при решении вопроса о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в результате издания акта об амнистии.

Первое прекращение.

Через некоторое время Николай написал, что согласился на применение амнистии, его буквально уговорили так сделать, при этом он признал вину частично, дал показания, что действительно установил прибор, но как, где и при каких обстоятельствах указать отказывается и более показания давать не желает. Николай сказал, что придя домой очень пожалел об этом, и спросил, что можно сделать. В итоге Николаем была подана жалоба в Прокуратуру, в которой последний указал, что не согласен с прекращением уголовного дела и уголовного преследования в связи с изданием акта об амнистии, показания дал вынуждено, будучи введенным в заблуждение.

В итоге прокурор отменил постановление о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в связи с изданием акта об амнистии.

Второе прекращение.

После отмены постановления о прекращении уголовного дела и уголовного преследования, дознание, по всей видимости, не смогло устранить указанные выше сомнения и противоречия, в результате чего Николай написал мне радостную новость, что ему пришло постановление из которого следует, что уголовное преследование в отношении него прекращено в связи с непричастностью к совершению преступления, и за ним признано право на реабилитацию.

Следующий этап заочной защиты – реабилитация.

P.S. Уважаемые читатели, в данной статье описан один интересный и счастливый случай, но важно помнить, что заочное общение с адвокатом не может в полной мере обеспечить эффективную защиту по уголовному делу в силу целого ряда объективных причин.

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович.

Поделиться статьей в социальных сетях
Количество просмотров статьи: 1 049

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *