Оправдание по эпизоду покушения на сбыт наркотических средств (ч. 4 ст. 228.1 УК РФ), исключение квалифицирующего признака «организованная группа»

Оправдание по эпизоду сбыта наркотических средств ч. 4 ст. 228.1 УК РФ

Оправдание по эпизоду покушения на сбыт наркотических средств (ч. 4 ст. 228.1 УК РФ), исключение квалифицирующего признака «организованная группа»


Данное уголовное дело начиналось как множество других. Задержание, сложность доступа адвоката к подзащитному, обвинение в совершении ряда эпизодов преступлений, связанных с незаконным сбытом и покушением на сбыт наркотических средств в крупном и особо крупном размерах (ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ).

Закончилось дело оправданием по одному из эпизодов, исключением ряда квалифицирующих признаков и назначением достаточно мягкого наказания с учетом объема обвинения.

Фабула дела:

Мой подзащитный обвинялся в том, что создал устойчивую организованную группу, которая занималась сбытом наркотических средств с использованием информационно-коммуникационной сети «Интернет». Вместе с подзащитным были задержаны два его сообщника. Всем троим было предъявлено обвинение в совершении трех эпизодов преступлений, связанных с незаконным сбытом наркотических средств (п. «а», «г», ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30 п. «а» ч. 4 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30 ч. 5 ст. 228.1 УК РФ).

Линия защиты:

На следствии была избрана позиция отказа от дачи показаний на основании статьи 51 Конституции РФ. В большинстве дел я не сторонник использования тактики отказа от дачи показаний, так как считаю активную защиту наиболее результативной. Однако каждый случай индивидуален и иногда лучше молчать, чем говорить.

Так было в данном деле, так как до окончания расследования и ознакомления со всеми материалами уголовного дела защита не могла быть осведомлена о наличии конкретных доказательств по предъявленному обвинению.

Ознакомление с делом и выбор тактики:

После ознакомления со всеми материалами дела была выбрана тактика частичного признания вины по тем эпизодам и фактам, которые по мнению стороны защиты достоверно подтверждались собранными по делу доказательствами.

По уголовному делу стороной обвинения была проведена достаточно объемная работа. Доказательственная база сопровождалась результатами длительных оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), в том числе наблюдением, прослушиванием телефонных переговоров (ПТП), видеозаписями и т.п. Все это подкреплялось явками с повинной данными обвиняемыми, в том числе записанными на видеокамеру.

Думаю для наглядности лучше провести описание по каждому эпизоду обвинения.

Эпизод № 1 (п. «а», «г», ч. 4 ст. 228.1 УК РФ).

По данному эпизоду мой подзащитный обвинялся в том, что создал организованную группу, состоящую из трех и более человек, которые занимались сбытом наркотических средств через интернет.

По версии обвинения в один из дней подзащитный при помощи двух сообщников сбыл в составе организованной группы синтетическое наркотическое средство через интернет-магазин покупателю. При этом наркотическое средство было передано через так называемый «тайник-закладку».

Данное наркотическое средство было приобретено в рамках ОРМ «Проверочная закупка», то есть сотрудники полиции, проверяя информацию о причастности моего подзащитного к сбыту наркотических средств, закупили через интернет-магазин наркотическое средство, произвели за него оплату и забрали его в заранее оговоренном месте.

Позиция защиты:

В целом факт принадлежности обвиняемому интернет сайта, через который была осуществлена закупка наркотического средства, последним не оспаривалась, так как подтверждалась совокупностью доказательств. Однако слабая сторона обвинения заключалась в том, что по делу не было объективных доказательств, что мой подзащитный осуществил данный сбыт наркотического средства, при помощи двух других обвиняемых.

Свою позицию защита мотивировала следующим.

По делу было установлено, что в совершение преступлений было вовлечено более трех человек, и кто именно сделал данный «тайник-закладку» следствием не было установлено, а соответственно нельзя было вести речь о совершении преступления в составе «организованной группы» с другими подсудимыми.

Забегая вперед, скажу, что суд согласился с данной позицией.

Эпизод № 2 (ч. 3 ст. 30 п. «а» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ).

Данный эпизод представлял наибольший интерес для защиты. Дело в том, что по мнению защиты данный эпизод вообще не имел отношения к подзащитному.

Подзащитный обвинялся в том, что совместно с двумя сообщниками сделал тайник-закладку с наркотическим средством растительного происхождения в гаражном кооперативе.

В этот момент за подсудимыми сотрудниками полиции осуществлялось ОРМ «Наблюдение». Сотрудники полиции поясняли, что они следили за подсудимыми, видели как те соорудили тайник-закладку за одним из гаражей. Сотрудниками полиции было принято решение организовать наблюдение за данным тайником. Через некоторое время к указанному тайнику-закладке подошел мужчина и забрал ее, после чего был задержан полицейскими.

Интерес для защиты представляли показания данного мужчины. Он пояснял, что решил зайти за гараж, чтобы справить малую нужду. Он являлся человеком, употребляющим наркотические средства, увидел сверток, похожий на тайник-закладку с наркотическим средством, и решил забрать его себе. Так и получился «случайный приобретатель» сделанного якобы подсудимыми тайника с наркотическим средством.

Позиция защиты:

Линия защиты по данному эпизоду сводилась к тому, что подзащитный отрицал причастность к совершению данного эпизода покушения на сбыт наркотических средств.

Свою позицию защита мотивировала тем, что к моменту совершения указанного преступления, по показаниям подсудимого он завершил заниматься указанной деятельностью и удалил сайт, через который по версии обвинения занимался сбытом наркотических средств.

Соответственно он не мог совершить, то деяние, которое ему было инкриминировано (то есть деяние было совершено 15 апреля, а по показаниям подсудимого он завершил заниматься указанной деятельностью в марте).

Однако это еще нужно было доказать стороне защиты.

Вот здесь интерес будет для профессиональных защитников.

Суд принял в качестве доказательств закрытие интернет-магазина, через который по версии обвинения  подзащитный сбывал наркотические средства, распечатки интернет страниц (скриншоты) с сайта, на котором согласно обвинительному заключению располагался форум магазина подзащитного.

Так из указанных интернет страниц следовало, что к моменту совершения инкриминируемого покушения на сбыт наркотического средства подсудимый, зарегистрированный на данном сайте под определенным ником, перестал за несколько месяцев до совершения указанного преступления вести какую-либо активность, ветка форума магазина фактически прекратила свое существование.

Тем самым подтверждалось, что подзащитный действительно перестал вести деятельность по сбыту наркотических средств, используя интернет-магазин и ветку форума, на которой ранее вел общение по факту совершения подобного рода деяний.

Приобщая указанные распечатки интернет страниц (скриншоты), защита сослалась на позицию Верховного Суда РФ, выраженную в Постановлении Пленума от 23.04.2019 № 10, согласно которой допустимыми доказательствами являются, в том числе сделанные и заверенные лицами, участвующими в деле, распечатки материалов, размещенных в информационно-телекоммуникационной сети (скриншот), с указанием адреса интернет-страницы, с которой сделана распечатка, а также точного времени ее получения.

Разумеется, данных распечаток интернет страниц было недостаточно. Позиция защиты подтверждалась совокупностью других доказательств, указывающих на невиновность подзащитного в данном преступлении.

Так материалы уголовного дела содержали скрытую видеозапись, которая была произведена сотрудниками полиции в ходе принятия явки с повинной от подсудимого. На данной видеозаписи подзащитный пояснял сотрудникам полиции о закрытии магазина. Данная видеозапись была произведена через небольшой промежуток времени после задержания. Другие подсудимые в ходе записи их объяснений на видео, давали аналогичные пояснения.

Важное значение имел вид наркотического средства, которое по данному эпизоду якобы пытался сбыть мой подзащитный.

Так сотрудники полиции выявили место (гараж) где подзащитный хранил наркотические средства, при этом в данном гараже не было наркотического средства того вида, сбыт которого подзащитному инкриминировался в объеме достаточном для сбыта.

То есть данный вид наркотического средства был в очень малых размерах, хранился отдельно от других наркотических средств, при этом по делу достоверно было установлено, что данное наркотическое средство растительного происхождения подзащитный употреблял лично, то есть данное наркотическое средство хранилось им в объеме только для личного употребления, а не для сбыта.

Сотрудники полиции, изымавшие у мужчины, нашедшего наркотическое средство по данному эпизоду, пояснили, что вели наблюдение за лицами, которые по версии следствия состояли с подзащитным в сговоре на совершение инкриминируемого преступления и в ходе ОРМ обнаружили, что данные лица соорудили тайник, из которого в последующем указанный мужчина забрал вещество.

Однако, показания данных сотрудников полиции вызывали сомнения, не было ясно по какой причине сотрудники полиции не задержали лиц, производивших сооружение тайника. Странным являлся и тот факт, что по версии обвинения тайник с наркотическим средством был сооружен к 10 апреля, а мужчина, подобравший наркотическое средство, был задержан только 15 апреля. При этом сотрудники полиции не представили следствию доказательств, указывающих на то, что 5 дней за указанным тайником-закладкой с наркотическим средством они вели наблюдение (рапорта о негласном наблюдении, графики смены дежурств оперативных групп по наблюдению за местностью и т.п.).

Таким образом, по мнению защиты, сотрудники оперативной службы не представили следствию и суду объективных доказательств того, что сооружение тайника имело место быть, к примеру, такие доказательства как видеозапись, фотосъемка, детализация относительно базовых станции телефонов подсудимых,  указывающих на то, что они были в указанном месте.

Изъятые у подзащитного электронные носители информации не содержали какой-либо доказательственной информации, указывающей на то, что он имеет причастность к сооружению данного тайника, размещению информации о его местонахождении.

Напротив, на электронных носителях информации, изъятых у подзащитного, имелась информация о занятии противоправной деятельностью по сбыту наркотических средств синтетического происхождения, но не было никакой информации о сбыте наркотических средств растительного происхождения, что также было использовано защитой в обоснование своей позиции.

Таким образом, по мнению стороны защиты в материалах дела имелась совокупность доказательств, указывающих на то, что интернет-магазин, через который подзащитный по версии обвинения сбывал наркотические средства, не работал к апрелю, то есть в инкриминируемый период по данному эпизоду. Учитывая, что интернет-магазин был закрыт в конце февраля, вопреки предъявленному обвинению, через данный магазин подзащитный не мог сбывать наркотические средства в апреле, что подтверждалось вышеуказанными доказательствами.

Суд согласился с доводами защиты и по данному эпизоду подзащитный был оправдан.

Эпизод № 3 (ч. 3 ст. 30 ч. 5 ст. 228.1 УК РФ).

Данный эпизод не представляет большого интереса с точки зрения организации защиты. Обвинение базировалось на том объеме наркотических средств, которые были изъяты у подзащитного при обследовании арендуемого им гаража. Принадлежность данных наркотических средств подзащитным не оспаривалась.

Интерес для профессиональных защитников может представлять оспаривание квалифицирующего признака «совершение преступления в составе организованной группы».

Стороной защиты были обосновано, что в действиях подзащитного и других соучастников:

  1. Отсутствует единый сформировавшийся в ходе совместных обсуждений, либо других действий единый умысел, единый план, направленный на совершение инкриминируемых преступлений.
  2. Отсутствует единое руководство участниками группы.
  3. Отсутствует структурированность, характеризуемая наличием четкой внутренней иерархии.
  4. Фактически между участниками отсутствуют выработанные совместно общие цели и общая стратегия деятельности.
  5. Отсутствует совместная разработка, планирование и согласование общих действий.
  6. Отсутствует контроль за работой членов группы и координация их деятельности.
  7. Отсутствует возможность и влияние со стороны предполагаемого организатора группы на других участников.
  8. Отсутствует единая общая касса для финансирования совместной деятельности.
  9. Отсутствует единая система отчетности участников группы.
  10. Отсутствуют обязательные к исполнению участниками группы приказы и указания с чьей-либо стороны.
  11. Отсутствует между лицами выработанная предполагаемым руководителем и им контролируемая единая система премирования и наказаний.

Исходя из приведенных стороной обвинения доказательств, по мнению защиты между подсудимыми фактически отсутствовала договоренность о создании организованной группы, совместной деятельности под единым руководством, с единой кассой, с единой материальной базой, с единой системой конспирации, с единой системой премирований и наказаний, с иерархическим распределением обязанностей, о совместном планировании и выполнении действий, связанных с деятельностью группы.

Итог по делу:

Суд согласился с позицией защиты. По эпизоду № 1 судом было исключено указание на совершение преступления в составе «организованной группы». По эпизоду № 2 подзащитный был полностью оправдан. По эпизоду № 3 назначено наказание в соответствии с нормами УК РФ. Подзащитному по совокупности преступлений было назначено наказание в виде лишения свободы на срок 10 лет 3 месяца, к указанному наказанию путем частичного сложения было присоединено наказание по другому приговору, по которому было отменено условное осуждение. Итого окончательное наказание – лишение свободы на срок 10 лет 6 месяцев.

С приговором можно ознакомиться по ссылке здесь.

Автор – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович

Поделиться статьей в социальных сетях
Количество просмотров статьи: 309

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *