Легко ли доказать невиновность невиновному? История о том, как защита добивалась прекращения уголовного преследования лица, непричастного к совершению ряда преступлений

Непричастность к преступлению. Алиби

Легко ли доказать невиновность невиновному? История о том, как защита добивалась прекращения уголовного преследования лица, непричастного к совершению ряда преступлений


Легко ли прекратить уголовное преследование, если установлено «алиби», то есть непричастность к совершенному преступлению? Практика показывает, что сделать это не так уж и просто. Об этом пойдет речь в настоящей статье. Человек не совершал никаких преступлений, однако добиваться прекращения уголовного преследования и права на реабилитацию стороне защиты пришлось на протяжении более чем полутора лет.

Фабула дела:

Однажды вечером мне позвонила женщина из другого города, который расположен от Новосибирска за несколько тысяч километров, и рассказала о возникшей у её супруга проблеме. На имя её мужа пришла повестка от мирового судьи, располагающегося в г. Новосибирске. Из повестки следовало, что в производстве суда находится уголовное дело в отношении супруга звонившей женщины, и ему надлежит явиться в судебное заседание, которое к моменту получения повестки уже состоялось.

Женщина позвонила помощнику мирового судьи, где ей подтвердили, что действительно в производстве суда имеется данное дело, и если супруг повторно не явится на судебное заседание, в отношении него может быть избрана мера пресечения. Звонившая женщина утверждала, что в отношении её мужа не может быть никаких уголовных дел, так как он никогда не был в Новосибирске, а соответственно ничего совершить не мог.

История произошедшего:

Ситуация была неординарная, поэтому для начала нужно было ознакомиться в суде с материалами уголовного дела. На следующий день дистанционным способом было заключено соглашение на оказание юридической помощи, после чего я направился в суд.

В суде мне вручили для ознакомления уголовное дело, после чего картина начала проясняться. Как же произошло, что в отношении человека, который никогда не был в Новосибирске, было возбуждено уголовное дело, проведено его расследование, и дело направлено в суд для рассмотрения по существу? Оказывается, даже в век информационных технологий такое возможно, и произошло это следующим образом.

В далеком от Новосибирска уральском городе в квартирах одного подъезда проживали два друга. Они были примерно одного возраста, и даже имелось между ними некое внешнее сходство. Знали они друг о друге много: кто с кем живет, чем занимается и т.д. Однажды один из друзей Александр Иванов (фамилия изменена) украл у другого Александра Сычева сотовый телефон. Сычев подал по данному факту заявление в полицию, после чего Иванов, по всей видимости, затаил на него обиду.

В последующем Иванов уехал в Новосибирск, где и совершил в январе 2017 года мелкое хищение, был задержан и передан в распоряжение сотрудников полиции. Но не было у Иванова с собой никаких документов, удостоверяющих его личность, но ведь к ответственности административной привлечь его нужно было. Как быть? Направить запросы в ФМС по месту жительства? Нет, сотрудники полиции поступили проще, а именно они решили установить личность Иванова с его слов. Он же в свою очередь оказался не робкого десятка, и представился полными данными своего друга Александра Сычева. Так сказать и от административной ответственности можно уйти и заодно отомстить Сычеву за поданное заявление о краже телефона, да еще и не быть задержанным уральскими сотрудниками полиции, которые его к тому времени искали за кражу телефона по заявлению Сычева.

Сотрудников полиции, вероятно, устроил такой способ установления личности – со слов привлекаемого лица, и Александр Иванов стал Александром Сычевым, отпечатки пальцев Иванова были занесены в базу под данными Сычева, и материал по административному правонарушению благополучно передан в суд.

Мировой судья привлек Иванова, представившегося именем Сычева, к административной ответственности по статье 7.27 КоАП РФ, так Сычев стал правонарушителем за то деяние, которое не совершал.

Время шло, и в мае 2017 Иванов, он же с легкой руки сотрудников полиции Александр Сычев, совершил еще две кражи в супермаркете, вновь был пойман и доставлен в отдел полиции. Иванов понимал, что в Новосибирске его уже привлекали за мелкое хищение под именем Александра Сычева, в связи с чем не стоит представляться его данными, и представился данными своего брата, у которого была такая же фамилия.

Но сотрудники полиции в этот раз на слово не поверили, взяли отпечатки пальцев Иванова, сделали сверку с базой «Папилон» и установили, что поймали они не Александра Иванова, а Александра Сычева, который уже ранее был привлечен к административной ответственности за мелкое хищение, а соответственно теперь ему грозила уголовная ответственность по статьей 158.1 УК РФ.

Иванов узнав, что сотрудников полиции просто так не проведешь, и что они выяснили, что он оказывается не Иванов, а Сычев, решил что деваться ему некуда и написал явку с повинной. Разумеется от имени Сычева, отпечатки пальцев которого «выстрелили» по базе.

Так ни о чем не подозревавший Сычев стал фигурантом уже уголовного дела, которое было благополучно расследовано и с позицией полного признания вины направлено мировому судье для рассмотрения по существу по двум эпизодам мелкого хищения (статья 158.1 УК РФ).

Линия защиты:

Изложенное выше на тот момент представляло лишь мое видение как адвоката, ознакомившегося с материалами уголовного дела. Для того, чтобы доказать непричастность подзащитного к совершенному преступлению, было решено предпринять следующие действия.

Для начала я посоветовал подзащитному пройти по месту жительства добровольную дактилоскопическую регистрацию для того, чтобы в дальнейшем в ходе рассмотрения дела в суде походатайствовать о проведении сравнительной дактилоскопической экспертизы, при помощи которой можно было выяснить, совпадают ли отпечатки пальцев подзащитного с отпечатками пальцев того лица, в отношении которого расследовалось уголовное дело.

Далее подзащитному я посоветовал поискать образцы своего почерка, подписей, и лучше сделанных задолго до рассматриваемых событий. Образцы почерка и подписей были необходимы для того, чтобы в суде можно было заявить ходатайство о производстве почерковедческой экспертизы, при помощи которой можно было установить, выполнены ли подписи в материалах уголовного дела подзащитным, либо иным лицом.

При помощи дактилоскопической и почерковедческой экспертиз можно было установить алиби подзащитного, так как если он не совершал преступлений в г. Новосибирске, соответственно и не мог расписываться в материалах уголовного дела, и у него не могли быть взяты образцы отпечатков пальцев.

Помимо экспертиз были собраны другие доказательства, указывающие на непричастность подзащитного к совершенным преступлениям (фотографии со свадьбы, в период когда подзащитный якобы должен был находиться в г. Новосибирске, свидетели, сведения о приобретении билетов на железнодорожный и авиационный транспорт, сведения о выходе в эфир относительно базовых станции операторов сотовой связи). Однако 100 % алиби могло быть доказано именно при помощи указанных экспертиз.

Рассмотрение дела в суде:

Судом были удовлетворены заявленные ходатайства и проведены дактилоскопическая и почерковедческая экспертизы, как и предполагалось, была установлена непричастность подзащитного к совершенным преступлениям.

Гос. обвинитель походатайствовал о возвращении уголовного дела прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ. Я, в свою очередь, возражал, полагая, что у суда имеются все основания для постановления оправдательного приговора. Суд все же возвратил уголовное дело прокурору для организации дальнейшего расследования и установления лица, причастного к совершению преступления.

Долгая борьба за прекращение уголовного преследования:

Уголовное дело вернулось к дознавателю, которому мною было подано ходатайство о прекращении уголовного преследования в отношении подзащитного в связи с установлением его непричастности к совершенному преступлению. Рассмотрев данное ходатайство, дознаватель отказал в его удовлетворении, мотивировав тем, что, по его мнению, подзащитный не был привлечен к уголовной ответственности, уголовное дело в отношении него не расследовалось, в связи с чем допущенную ошибку можно исправить путем уточнения анкетных данных лица, которое подлежало привлечению к уголовной ответственности.

С такой позицией дознания, я, разумеется, согласен не был, в связи с чем последовала жалоба прокурору района. Прокурор района оказался солидарен с дознавателем и указал, что подзащитный к уголовной ответственности не привлекался.

Позиция дознавателя и прокурора меня не устраивала, в связи с чем я обратился в районный суд с жалобой в порядке статьи 125 УПК РФ, в которой просил признать незаконными бездействия дознавателя, выразившиеся в отказе принимать решение о прекращении уголовного преследования в отношении подзащитного в связи с его непричастностью.

Суд отказал в принятии жалобы к производству, указав, что в данном случае отсутствует предмет рассмотрения, и надлежащим способом рассмотрения моих доводов является подача жалобы надзирающему прокурору. Такой своеобразный замкнутый круг.

С такой позицией суда я, разумеется, не согласился и подал апелляционную жалобу на постановление суда об отказе в принятии жалобы к производству. Апелляционная инстанция согласилась с моими доводами, отменив постановление суда первой инстанции. Жалоба была передана в районный суд для рассмотрения по существу.

Прокуратура категорически возражала относительно удовлетворения данной жалобы, ссылаясь на то, что мой подзащитный статусом обвиняемого не обладал, а соответственно правом на реабилитацию не обладает, уголовное преследование в отношении него не подлежит прекращению, а достаточно лишь уточнить анкетные данные в уголовном деле и таким образом привлечь к ответственности лицо, которое совершило указанное преступление.

Моя позиция сводилась к тому, что подзащитный был наделен в уголовном деле именно статусом обвиняемого, так как в отношении него как конкретного лица было возбуждено уголовное дело, в дальнейшем было направлено в суд с обвинительным актом, обвинительный акт был утвержден прокурором района, в отношении подзащитного рассматривалось уголовное дело в судебном заседании, применялась мера процессуального принуждения в виде привода в г. Новосибирск, разъяснялись права обвиняемого (подсудимого) в судебном заседании, в суде была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, которая, к слову, на момент рассмотрения дела не была отменена. Ни одно положение уголовно-процессуального кодекса РФ не предусматривает путем уточнения анкетных данных исключение лица из статуса обвиняемого. Для этого предусмотрена единственная процедура, регламентированная статьями 212-213 УПК РФ. В случае установления непричастности лица к совершенному преступлению, в отношении него должно быть прекращено уголовное преследование в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 27, ч. 1 ст. 212 УПК РФ. При этом за лицом должно быть признано право на реабилитацию в соответствии с ч. 2 ст. 212 УПК РФ.

Суд согласился с моими доводами и удовлетворил жалобу, признав бездействия дознавателя незаконными, обязав его устранить допущенные нарушения, а именно прекратить уголовное преследования в отношении подзащитного в связи с его непричастностью к совершенным преступлениям (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ).

Прокуратурой было обжаловано указанное постановление суда. При рассмотрении представления прокурора в областном суде представитель прокуратуры отказался поддерживать внесенное представление.

В дальнейшем дознавателем, по результатам судебного решения было принято постановление о прекращении уголовного дела и уголовного преследования.

Итог по делу:

Уголовное преследование в отношении подзащитного было прекращено в связи с его непричастностью к совершенным преступлениям, за ним было признано право на реабилитацию, было принесено официальное извинение от прокуратуры.

Чтобы доказать невиновность подзащитного, понадобилось полтора года работы адвоката. Вот и ответ на вопрос «легко ли доказать невиновность невиновному»…

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович.

Постановление следователя об отказе в прекращении уголовного дела.
Постановление прокурора об отказе в удовлетворении жалобы.
Решение районного суда в порядке ст. 125 УПК РФ.
Апелляционное определение Новосибирского областного суда.
Официальные извинения прокуратуры в адрес подзащитного.
Для того, чтобы не пропустить новые статьи об адвокатской практике, а также быть в курсе юридических новостей, можно подписаться на группу адвоката в социальной сети «ВКонтакте».
Группа ВК, посвященная вопросам необходимой обороны и неумышленных преступлений (подписаться).
С освещением данного дела в СМИ можно ознакомиться в следующих материалах:

1. Статья в Комсомольской правде: «В Новосибирске жулик отдал под суд вместо себя друга детства, назвав полицейским его фамилию» https://www.nsk.kp.ru/daily/26835/3876002/.

2. Статья в Комсомольской правде: «Ошибочка вышла: плотник год доказывал новосибирским полицейским и суду, что его подставил друг детства» https://www.nsk.kp.ru/daily/26835/3876002/.

3. Статья в Комсомольской правде: «Перепутали: новосибирская прокуратура извинилась перед парнем, которого судили вместо жулика» https://www.nsk.kp.ru/online/news/3380184/.

Сюжет в программе ВМЕСТЕ на СТС-МИР. Алиби в реальной практике.

Программа Прецедент. Дело Александра Сычева.

Сюжет в программе ВМЕСТЕ на СТС-Мир. СТС-МИР. Хождение по мукам. Дело А. Сычева.

Поделиться статьей в социальных сетях
Количество просмотров статьи: 130