Неожиданность нападения и мнимая оборона

Неожиданность нападения и мнимая оборона.

Что по этому поводу говорит судебная практика?


Мнимая оборона. Поговорим о данной категории.

Интересным вопросом связанным с отграничением состояния необходимой обороны и превышения её пределов, является вопрос неожиданности нападения, когда обороняющийся в силу сложившейся обстановки не может объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Уголовный кодекс РФ, предусматривает что не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения (ч 2.1. ст. 37 УК РФ).

Еще более интересной юридической категорией, на мой взгляд является мнимая оборона, то есть ситуация когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство и лицо ошибочно предполагает его наличие.

Мнимая оборона. Примеры из практики

Так Цаплин (фамилия изменена) признан виновным и осужден за причинение Широкову (фамилия изменена) и Кошкину (фамилия изменена) тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны.

26 сентября 2010 года, около 00:15, напротив здания сельского клуба между Цаплиным, находившимся в состоянии алкогольного опьянения, и Широковым, Кошкиным и Метелкиным (фамилия изменена), также находившимися в состоянии алкогольного опьянения, произошла ссора на почве личных неприязненных отношений. В ходе ссоры Метелкин толкнул Цаплина., который, опасаясь дальнейшего применения насилия к нему и находившейся вместе с ним девушке (Брагиной (фамилия изменена), совершил действия, не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства: выхватив складной сувенирный нож из кармана одежды, Цаплин умышленно нанес Широкову удар этим ножом в живот, причинив ему телесное повреждение в виде проникающего колото-резаного ранения брюшной полости, повлекшее тяжкий вред здоровью.

.

Широков ударил Цаплина кулаком по лицу. Затем Кошкин повалил Цаплина на землю, сел на него сверху и стал наносить ему удары руками по различным частям тела. Цаплин в ответ совершил действия, не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства со стороны Кошкина: умышленно нанес Кошкину не менее восьми ударов вышеуказанным ножом в различные части тела, в том числе в левые грудную и подмышечную области, Цаплин причинил Кошкину телесные повреждения в виде колото-резаного ранения левой подмышечной области с повреждением латеральной грудной артерии и вены, повлекшие тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении, судебная коллегия нашла приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В судебном заседании и во время предварительного расследования Цаплин давал показания, из которых усматривается, что ночью 26 сентября 2010 года он вместе со своей девушкой Брагиной возвращался домой из гостей, где отмечали день рождения. Проходя мимо клуба, они увидели группу парней около 6 человек. Парни были пьяные и что-то кричали им, но они быстро прошли мимо. Возле дороги их с Брагиной догнали Кошкин, Метелкин и Широков и встали на их пути.

Опасаясь за Брагину, он закрыл ее собой и попросил, чтобы им дали пройти. Но кто-то ударил его кулаком в лицо, и он стал падать. В ответ он ударил складным ножом кого-то из нападавших. Когда он лежал на земле, Кошкин сел на него сверху и стал бить, нанося множество ударов. Его били и другие нападавшие. Защищаясь, он отмахивался рукой с ножом. Потом нападавшие выбили у него нож и ушли, а они с Брагиной убежали домой.

Рассматривая дело суд второй инстанции сделал вывод:

Поскольку нападавших было трое, нападение совершено в ночное время и было неожиданным для Цаплина, он не мог объективно оценить степень опасности и характер нападения. Поэтому вывод суда о том, что действия осужденного превышали пределы необходимой обороны, допустимой в данной ситуации, является незаконным и необоснованным.

Цаплин действовал соответственно характеру совершавшегося противоправного посягательства и степени его опасности, и согласно правилам ч. 2.1 ст. 37 Уголовного кодекса Российской Федерации действия Цаплина по причинению тяжкого вреда здоровью Широкову и Кошкину не являются превышением пределов необходимой обороны.

Приговор суда в отношении Цаплина был отменен, уголовное дело прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления (Определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 15.04.2011 № 22-3970/2011).

Перейдем к другому примеру мнимой обороны

Шишкину (фамилия изменена) было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 105 (убийство), пунктом «б» части 3 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в отношении двух и более лиц).

В судебном заседании было установлено, что между Шишкиным и Ушковым (фамилия изменена), Ульяновым (фамилия изменена), находящимися в состоянии алкогольного опьянения, произошел конфликт, в ходе которого Ульянов, стал выталкивать Шишикна из автомобиля, а Ушков в свою очередь  стал вытаскивать за одежду Шишкина из автомобиля, после чего бросил его на землю. Ушков и Ульянов стали наносить удары руками и ногами по телу Шишкина.

Последний, защищаясь от ударов, превышая пределы необходимой обороны, избрав способ и защиту, несоразмерные нападению, умышленно нанес имевшимся при себе ножом Ушкову пять ударов в область расположения жизненно важных органов – грудную клетку, а также один удар ножом в область левого бедра, причинив ему несовместимые с жизнью телесные повреждения, от которых Ушков скончался на месте происшествия, а также множественные непроникающие слепые колото-резаные ранения грудной клетки, повлекшие причинение легкого вреда здоровью.

Кроме этого, Шишкин, защищаясь от ударов, превышая пределы необходимой обороны, избрав способ и защиту, несоразмерные нападению, умышленно нанес имевшимся при себе ножом Ульянову один удар в область живота, причинив ему тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Непосредственно после этого Шишкин с учетом сложившейся обстановки, обусловленной посягательством на него со стороны Ушкова и Ульянова ошибочно полагая, что подошедшие к месту конфликта Семенов и Крутиков (фамилии изменены) намереваются напасть на него, превышая пределы необходимой обороны, умышленно, имеющимся при себе ножом нанес два удара в область грудной клетки Семенову, причинив повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, а также один удар ножом  в область грудной клетки Крутикова, причинив тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Исследовав представленные сторонами доказательства, суд пришел к выводу о том, что имело место реальное посягательство со стороны Ушкова и Ульянова в отношении Шишкина, действия подсудимого были вызваны стремлением защититься от противоправного посягательства нападавших, однако их действия не были сопряжены с насилием, опасным для жизни Шишикина и не представляли непосредственную угрозу применения такого насилия.

Действия Шишкина в отношении потерпевших Семенова и  Крутикова были вызваны предшествующей обстановкой, обусловленной посягательством Ушкова и Ульянова которая давала основания подсудимому полагать, что на него совершается реальное посягательство, при этом он не осознавал также в силу сложившейся ситуации ошибочность своего предположения.

При этом Шишкин также превысил пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, поскольку в данном случае действия потерпевших также не были сопряжены с насилием, опасным для жизни Шишкина, и не представляли непосредственную угрозу применения такого насилия.

Приговором суда Шишкин признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 108 (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны) и частью 1 статьи 114 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны).

Вывод

Как мы видим из приведенного примера, судом при оценке действий оборонявшегося был принят во внимание крайне непродолжительный промежуток времени между пресечением (с превышением пределов необходимой обороны) Шишкиным противоправного посягательства со стороны Ушкова и Ульянова и возникновением мнимой угрозы со стороны подошедших Семенова и  Крутикова.

Суд пришел к выводу о том, что данное обстоятельство с учетом интенсивности совершенного посягательства не позволило оборонявшемуся адекватно оценить ситуацию в части установления наличия и степени исходившей от окружающих лиц угрозы (приговор Барышевского городского суда Свердловской области, справка по результатам изучения практики применения судами норм о необходимой обороне и иных обстоятельствах, исключающих преступность деяния, по делам, рассмотренным в 2009 году – первом полугодии 2011 года.).

Таким образом, на практике применяется как категория неожиданности посягательства при оценке действий обороняющегося в рамках необходимой обороны, так и категория мнимой обороны.

Каждое нападение связано с психотравмирующей ситуацией для обороняющегося, которая также должна быть учтена, данный вопрос будет предметом обсуждения в статье: Соотношение необходимой обороны с психотравмирующей ситуацией. Как совокупность двух указанных категорий может помочь защите?.

Автор – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович

Предлагаю вашему вниманию большое интервью на Радио России где мы обсуждали вопросы, связанные с необходимой обороной, разбирали конкретные примеры.


Вопросы защиты по делам связанным с необходимой обороной рассмотрены в разделе Необходимая оборона. Тактика защиты.

Подпишитесь на группу в ВК посвященную вопросам необходимой обороны.

Группа адвоката Спиридонова М.В. в ВК. Подпишитесь чтобы получать информацию о новых постах на юридическую тематику.

Поделиться статьей в социальных сетях
Количество просмотров статьи: 155

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *