Защита гражданина Франции или возможен ли суд по скайпу?

Защита гражданина Франции

Защита гражданина Франции или возможен ли суд по скайпу?

 

Суд по скайпу, еще недавно это казалось бы фантастикой судопроизводства, но прогресс не стоит на месте, тем более, если другими способами защитить интересы доверителя не представляется возможным. В недавнем прошлом в Новосибирском областном суде была рассмотрена апелляционная жалоба гражданина Франции по делу о лишении родительских прав. Судебный процесс проходил при помощи видеосвязи по средствам скайпа. Почему этот способ был единственно возможным для защиты интересов гражданина Франции и чем закончилось дело пойдет речь в настоящей статье.

Фабула дела:

Мною было принято поручение, представлять интересы гражданина Франции по иску о лишении его родительских прав. Личного участия в суде первой инстанции он не принимал, судом было принято решение о лишении моего доверителя родительских прав в отношении его несовершеннолетних детей уже несколько лет проживающих в России. На мой взгляд принятое решение являлось не законным, так как выводы суда прямо противоречили представленным с нашей стороны доказательствам. Данное решение было обжаловано в апелляционном порядке в судебную коллегию по гражданским делам Новосибирского областного суда.

Необычная апелляция:

Доверитель принял решение лично присутствовать в суде апелляционной инстанции, для него вопрос сохранения родительских прав имел важное значение. На протяжении нескольких лет, после того как дети уехали из Франции в Россию со своей матерью, он боролся за то, чтобы дети вернулись на свою родину. При этом он как отец пытался исполнять свои родительские обязанности, так как мог это делать, учитывая, что связь с детьми и их матерью фактически прекратилась.

В чем заключалась проблема рассмотрения дела и необычность апелляции?

Основная проблема участия доверителя в судебном заседании заключалось в том, что доверитель не владеет русским языком, кроме того является глухонемым и общается языком жестов.

До момента участия в данном деле, я не знал, что французский язык жестов отличается от русского языка жестов, соответственно сурдопереводчик владеющий русским языком жестов не сможет перевести речь моего доверителя, а специалиста владеющего французским языком жестов в России найти не удалось.

Выход из сложившейся ситуации виделся следующим.

В России в судебном заседании примет участие русско-французский переводчик, одновременно привлекается сурдопереводчик с французского языка жестов, который во время судебного заседания будет находиться во Франции. Путем связи по скайпу сурдопереводчик во Франции сможет перевести речь доверителя с языка жестов на французский язык, далее переводчик, находящийся в судебном заседании сможет перевести речь на русский язык.

Только таким образом можно было соблюсти права доверителя на выступление в суде.

Было решено заранее уведомить суд о возникшей проблеме в реализации прав ответчика и наличии предложения по ее разрешению. Для этого заблаговременно в суд было подано ходатайство о содействии в реализации прав ответчика, в котором была изложена указанная проблема, предложен путь её разрешения, при этом к суду была адресована просьба в оказании содействия, путем предоставления в судебном заседании возможности использования доступа к «Wi-Fi», чтобы иметь возможность организовать связь через скайп с сурдопереводчиком находящимся во Франции.

Первое судебное заседание:

Заседание суда апелляционной инстанции началось с большого количества вопросов адресованных мне по поводу заявленного «необычного ходатайства». Судьи интересовались, что за процедуру я прошу реализовать, почему мною не привлечен специалист в России? Как они должны разъяснить ответственность сурдопереводчику находящемуся во Франции и т.д. Вопросов было много. Суду я пояснял, что иным образом реализовать права моего доверителя не представляется возможным. Я действительно провел большую работу по поиску необходимого специалиста в России, были направлены запросы в общественные организации глухонемых, общество инвалидов, образовательные учреждения в которых подготавливают специалистов по сурдопереводу. Люди работающие в данных организациях, за что им отдельное спасибо, оказались очень отзывчивыми, пытались помочь мне в возникшей проблеме, однако не смотря на приложенные усилия, вывод был один – подобные специалисты в России отсутствуют.

Судебная коллегия задумалась на счет подобного эксперимента, но не решилась проводить процесс, отложив с мотивировкой, что суд сам будет искать такого специалиста, раз мы не смогли, но при этом председательствующий произнес, что если уж суд не найдет подобного специалиста, то вернется к обсуждению предложенного мною эксперимента. После чего рассмотрение дела было отложено на неделю.

Второе заседание:

За время на которое было отложено рассмотрение дела, я вновь провел работу по поиску специалиста и убедился в очередной раз что в России нет, специалиста владеющего французским жестовым языком, который мог бы принять участие в судебном заседании.

Ожидая начало процесса, я был в раздумьях, как поступит суд в сложившейся ситуации. Минут за пятнадцать до начала процесса, к нам подошел секретарь судебного заседания и пригласил пройти в зал суда, где нас уже ждал программист. Тут я понял, что и суду не удалось найти необходимого нам специалиста. Программист оказал содействие в подключении имеющегося у нас собой ноутбука к судебному «Wi-Fi», после чего была организована связь сурдопереодчиком во Франции.

Судебный процесс был организован именно таким способом как я и предлагал. Все что говорилось в суде на русском языке, переводчик находящийся в зале суда переводил на французский речевой язык, его по средствам скайпа слушал сурдопереводчик находящийся во Франции, затем, переводил на франзузский жестовый язык, который понимал доверитель. Речь от доверителя переводилась в обратном порядке. Сурдопереводчика находящегося во Франции, суд уведомил об уголовной ответственности за заведомо ложный перевод.

Судебный процесс проходящий в данном режиме занял около двух часов, так как все что произносилось в судебном заседании было переведено для моего доверителя, и все что говорил он также переводилось для суда и участников процесса.

Итог по делу:

Суд апелляционной инстанции, согласился с доводами жалобы. Решение суда первой инстанции о лишении родительских прав моего доверителя было отменено. Таким необычным способом было реализовано право иностранного гражданина, изъясняющегося на французском языке жестов, быть выслушанным в судебном заседании и дать соответствующие пояснения.

 Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович

Дополнительно информацию о данном деле можно посмотреть в сюжете программы «Вести-Новосибирск»

Поделиться статьей в социальных сетях
Количество просмотров статьи: 65

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *